Pochemy.net - Электронная энциклопедия

Энциклопедия · Фотоблог · Новости проекта · Полезности · Гостевая книга
Случайная статья
Кто такая Фаина Раневская
Кто такая Фаина Раневская
Категория: Личности

Это интересно






Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (19)


Главная > Личности > Аманц Грессли


Аманц Грессли


За сто с лишним лет никто так и не написал подробной биографии Аманца Грессли, а потому многое в судьбе этого швейцарского геолога остаётся — да, по-видимому, и останется — неясным. Конец его был трагичен: он скончался в психиатрической больнице, долгое время страдая тяжёлым душевным недугом.

Ещё задолго до смерти он сочинил текст своей эпитафии (надгробной надписи). В подстрочном переводе с латинского она звучит так: Грессли умер, сражённый любовью к камням. Он собирал их везде, но не мог утолить свой голод. Как он завещал, мы положили эту глыбу; Покрытый ею, Грессли, наконец, насытился.

Немногочисленные друзья выбили эту надпись на могильном камне.
Потомки могли бы добавить: «Здесь лежит Грессли, создатель учения о фациях». И этого было бы достаточно, чтобы увековечить его имя в истории геологии.
В её истории Юрские горы (Юра), на границе между Швейцарией и Францией, стали редкостной кладовой замечательных открытий и палеонтологических находок, дали жизнь крупнейшим геологическим понятиям. Достаточно, например, назвать «юрский период».

Почти весь жизненный путь Аманца Грессли связан с Юрскими горами. Маршруты его экскурсий покрыли сплошной сеткой предгорья Юры. Здесь рождались его открытия. Здесь, в кантоне Золотурн, появился на свет и он сам — старший из восьми детей в семье стекольного фабриканта. Подобно многим выдающимся естествоиспытателям, он с детства увлекался коллекционированием камней, раковин, растений. Это увлечение превратилось у него во всепоглощающую страсть. Родители готовили Аманца к духовной карьере. Первой его школой стала иезуитская гимназия в Золотурне. Он задыхался в её затхлой атмосфере и лишь в коллекционировании находил отдушину, за что его не раз нещадно наказывали. В конце концов терпению Грессли настал предел, и он самовольно отправился во Францию, в Страсбургский университет, где начал посещать лекций на медицинском факультете.

Там неплохо преподавалась геология, и Аманц с жадностью стал впитывать геологические знания. Они давались ему легко, потому что он всем существом, всеми своими юношескими увлечениями был подготовлен к их восприятию.

Аманц понял, что геология станет главным делом его жизни.
Возвратившись на родину, Грессли с присущей ему самозабвенностью начал исследования окрестностей Золотурна. Много лет спустя один из его биографов напишет: «Казалось, будто перед его всепроникающим взглядом ни одна скала Юры не могла скрыть свою тайну».

Те, кто встречал Грессли во время его геологических экскурсий, останавливались в недоумении при виде кое-как одетого, непричёсанного, опустившегося человека, который, казалось, никого не замечал вокруг себя. Он совершенно не заботился о своём внешнем облике; ему было безразлично, чем питаться и где ночевать. Лишь бы постоянно искать и наблюдать, лишь бы находить что-то новое. Этот наблюдатель, по словам знавших его натуралистов, обладал поистине гениальной проницательностью. В родном кантоне он знал буквально каждый камень.

В 1836 г. 22-летний Грессли решил привести в систему результаты своих наблюдений и исследований и начал писать книгу «Геологические наблюдения юрских отложений», в которой впервые развил представления о фациях. К этому времени он собрал уникальнейшую коллекцию юрских окаменелостей. Молва о ней широко распространилась.

Дошла она и до Жана Луи Агассиса, в то время уже достаточно известного швейцарского геолога. В жизни Аманца Грессли он сыграл поистине роковую роль. Познакомившись с коллекцией, Агассис был настолько поражён, что предложил молодому коллеге переселиться к нему в Невшатель, обещая всяческую помощь и материальное обеспечение.

В те годы из Золотурна до Невшателя можно было добраться за два часа. Но для Грессли преодоление этого расстояния означало переселение в другой мир. Он получил возможность знакомиться с новейшей геологической литературой и внимать советам старшего наставника, которого боготворил.

Простодушный, доверчивый, как ребёнок, совершенно лишённый честолюбия, Грессли далеко не сразу понял, что покровитель просто-напросто его эксплуатирует, используя знания и колоссальную энергию Аманца. Без непосредственной помощи Грессли Агассис вряд ли сумел бы написать свою монографию по геологии.

Однажды Агассис сделал «великодушный жест»: он назвал открытый Грессли в Юрских горах новый вид двустворчатых раковин «Гресслиа» — «по имени неутомимого геолога, который мне активно помогал в сравнительном изучении видов».
Почти восемь лет длилось это неравноправное сотрудничество — и чем дальше, тем мучительнее Грессли сознавал неопределённость и стеснённость своего положения. Но решительно порвать с Агассисом и уйти из Невшателя он не находил в себе сил.

Как часто бывает в жизни, развязка наступила неожиданно. Осенью 1846 г., когда Грессли вернулся после продолжительных летних исследований, он не застал Агассиса. Оказалось, что его покровитель навсегда уехал в Америку, прихватив с собой наиболее ценную часть коллекции окаменелостей.

Страшное потрясение испытал Грессли. Резко обострилось его душевное заболевание, и несколько месяцев пришлось пробыть в лечебнице. Испытав сильнейший нервный шок, он к тому же остался без средств к существованию. Пришлось зарабатывать на жизнь геологическими экспертизами, которые были необходимы при строительстве туннелей, широко развернувшемся в Юрских горах. В своих экспертных оценках он с поразительной точностью предсказывал последовательность расположения пород в горных массивах. Подрядчики, поражённые его безупречными прогнозами, считали Грессли ясновидящим.

Возможно, они были и правы, если под ясновидением понимать ту самую «поистине гениальную проницательность», которой обладал Грессли.
Образно говоря, на привычные категории геологических исследований он сумел взглянуть другими глазами и под иным углом зрения. Грессли рассматривал толщи осадочных пород одинакового возраста. Прежде для их описания довольствовались вертикальными разрезами, которые принимались за типичные. Он же, по его словам, прослеживал каждый слой и каждое отложение в его горизонтальном протяжении как можно дальше. Таким образом ему удалось распознать в подобном отложении вполне определённые видоизменения. Характерными чертами этих отложений были постоянные особенности петрографического состава и содержавшиеся в них остатки животных и растительных организмов. На основании этих исследований он установил, что определённый набор (комплекс) пород или отложений указывает на климатические и физико-химические условия их образования. Такие наборы пород были названы фациями. Понятие фаций впервые было теоретически разработано Грессли.

Он ввёл в геологию также понятие фациального анализа, в основе которого лежало сравнение отдельных видов отложений. Этот анализ стал весьма эффективным методом исследования в различных областях геологии.
Книгу Грессли «Геологические наблюдения юрских отложений» высоко оценили современники. Так, крупный исследователь юрских отложений Жан Марк/ писал, что она произвела на него самое сильное впечатление из всего того, что он с тех пор читал и изучал.

Опубликованные труды Грессли, сравнительно немногочисленные, написаны очень чётким и доступным языком. Мысли излагаются порой эмоционально и образно. Это составляет резкий контраст с его удручающим внешним обликом и мятущейся натурой.

Всё-таки судьба улыбнулась Грессли. Вернулся из долгого путешествия по Америке старый друг Эдуард Десор: когда-то они вместе работали у Агассиса. Снова Грессли обласкан, живёт в поместье Десора; снова может заниматься наукой. Вместе они в 1859 г. совершают путешествие по Средиземному морю. Об этом Грессли написал весьма содержательную работу «Воспоминания естествоиспытателя о Южной Франции»; опубликованная в малодоступном журнале, она долгое время оставалась почти неизвестной.

И другой друг, Карл Фогт, тоже сотрудник Агассиса, вспоминает о Грессли и приглашает его в рейс по Северному морю. Последний раз получает Грессли возможность вздохнуть полной грудью.
Потом — занавес. Друзей отвлекают собственные жизненные проблемы. Опять беспорядочное существование, душные штольни туннелей, однообразная работа эксперта, катастрофическое ухудшение здоровья.
12 апреля 1865 г. Аманц Грессли, «неогранён-ный драгоценный камень из Юры», отправился в свою последнюю бесконечную экскурсию.



Постоянная ссылка на страницу: http://pochemy.net/?n=1605