Pochemy.net - Электронная энциклопедия

Энциклопедия · Фотоблог · Новости проекта · Полезности · Гостевая книга
Случайная статья
Почему мозг способен запоминать
Почему мозг способен запоминать
Категория: Человек

Это интересно







Главная > Явления и катастрофы > Путешествие в эпицентр


Путешествие в эпицентр


Туда лучше отправиться на ковре-самолёте, чтобы в случае опасности можно было сразу вырваться из объятий Сейсмоса. Ведь именно в эпицентре и, конечно, только во время очень сильных землетрясений не просто трескается земля, но разрываются и смещаются земные пласты, а вместе с ними и всё, что на них находится: дорога, забор, грядки в огороде или ряды плодовых деревьев. Бывает, что целые горы сдвигаются с места, съезжают в долины, перегораживают реки; возникают уступы по нескольку метров высотой, трещины в прочных скалах. В описаниях очень многих землетрясений, сделанных очевидцами, можно найти немало упоминаний о таких трещинах, расселинах, провалах. Например, пришлось перепрыгивать через них Н.Н. Миклухо-Маклаю на Новой Гвинее. А что, если такой разрыв или даже трещина пройдёт через туннель или плотину гидроэлектростанции, газо- или нефтепровод, через город с его коммуникациями?

По тому, насколько свежими, неизменёнными выглядят подобные следы землетрясения, можно определить, когда оно произошло. Недавно образовавшаяся расселина будет более глубокой, чем старая, края которой уже не очень отвесны, обвалились, сгладились. Теперь разработаны и более точные методы определения возраста землетрясений.

По поверхностным проявлениям можно определить и силу землетрясения. Когда сила толчка слабее — 9 баллов, возникают крупные трещины, большие оползни, разрываются дороги. Таких наглядных свидетельств на Земле множество. Наиболее интересно одно из них, впервые научно исследованное в Японии. Фотографию местности, где видны последствия землетрясения конца XIX в., приводят почти в каждой книге по сейсмологии. Обычный сельский пейзаж — поля, домики, дорога. И наискосок всё это разорвано резким и крутым уступом, как булка, разрезанная огромным ножом. Нижний «ломоть булки» опущен на 6 м и сдвинут вправо на 4 м. Это означает, что если бы по прежней дороге поехал какой-нибудь экипаж, он перевернулся бы на уступе и оказался бы внизу, у его подножия, но не на той же дороге, а на расстоянии 4 м в стороне от неё. Этот уступ, немного сглаженный, и сейчас можно увидеть и сфотографировать. Именно этот случай продемонстрировал учёному миру, что может произойти в эпицентре.

Нарушения рельефа наглядно позволяют представить картину землетрясения. Но хорошо бы послушать и очевидцев. Увы! Описаний 12-балльных землетрясений нет. Ведь они исключительно редки и до сих пор, к великому счастью людей, происходили в малонаселённых областях. Если кому-нибудь и пришлось испытать 12-балльный удар, он уже никогда не сможет об этом поведать, потому что выйти живым из этого ада невозможно.

В 1970 г. в далёкой Южной Америке, в горах Перу, возникло одно из сильнейших и наиболее трагических землетрясений нашего столетия. Рушились дома, пучилась и оседала земля, открывались огромные трещины. Радиолюбитель, попавший в эпицентр, передал в эфир следующее: «...Это ужасно! На нас падают горы... всюду пыль от обвалов... люди задыхаются!» Это были его последние слова... Вместе с ним погибли ещё 66 тыс. человек. Разрушено было 250 населённых пунктов. Без жилья осталось более 800 тыс. человек.

Только однажды очевидец, находившийся в самой сотрясаемой области, записал свои слова на магнитофон. Это было во время землетрясения на Аляске, которое вошло в историю как «землетрясение Страстной пятницы». День 28 марта 1964 г. называют здесь «траурной пятницей». Диктор радиостанции сидел перед включённым магнитофоном. Поразительно, что он не потерял самообладания, а магнитофон продолжал работать. Вот что сохранила для истории магнитофонная лента:

«Эй, кто это там?! Ну и ну! Ух ты, ничего себе! Ого — ой, ой! О Господи, да это же землетрясение! Ого! Точно, землетрясение! Ух, ещё раз! О чём-то таком мне приходилось читать, — не часто здесь бывает, и вот — на тебе! — прямо сейчас! Боже, всё поехало — все эти штуки в ящиках сорвало с места!.. Ой! Страх-то какой, Господи! Чёрт, скорей бы этот дом перестал так шататься! Ничего такого у меня в жизни не было! И не похоже, что это когда-нибудь кончится... — о-о-о-о, — всё шатается, — будто кто трясёт. Постой-ка, я лучше поставлю телевизор на пол. Ну, я скажу, чертовски страшно, а оно всё трясёт, честное слово. Интересно, выберусь я отсюда? О Боже! Ей-богу, хуже мне никогда в жизни не было! Может, уже кончается? Дай Бог, чтобы этого больше не было. Уф! Честное слово, весь дом шатается, как будто кто-то взял его за шиворот и трясёт. Интересно, цела ли ещё радиовышка? Передатчик упал, но я не думаю... ох, меня трясёт, как лист... не думаю, чтобы он совсем сломался. Боже, такое запросто может свалить вышку. Я ничего не передам в эфир, ни на какой волне, даже и думать нечего. Посмотрим, может, какая-нибудь станция работает. Нет, никакая. Наверное, приёмник всё-таки в порядке... Я ведь включил его и начал говорить, когда это началось! Честное слово, весь дом трясётся, как лист на ветке! Все двери открыты, посуда вывалилась из буфетов, и всё болтается туда-сюда. Господи, только бы этого больше никогда не было...»

Диктор радиостанции пережил это страшное землетрясение вместе с тысячами жителей Анко-риджа, столицы Аляски, и оставил свои впечатления о толчке в 10 баллов. Населению Аляски повезло в том отношении, что эпицентр оказался в море, а очаг землетрясения — глубоко под дном океана. Кому доведётся когда-нибудь побывать в Анкоридже, тот сможет сам «увидеть землетрясение». В городе создали «парк землетрясения»: сохранили трещины в земле, вздыбленные слои грунта, покривившиеся деревья.

Теперь мы имеем представление о том, что может случиться в эпицентральной области сильнейшего землетрясения. Ясно, что в эпицентре очень сильного землетрясения (8 и 9 баллов) разрушения и нарушения рельефа хоть и не бывают такими громадными, но тоже очень значительны и ведут к катастрофическим по-1 следствиям. Людей охватывает ужас, большинство зданий обычной конструкции рушится. Реки могут покинуть свои русла, возникают озёра, обвалы, оползни и трещины.

Сатирики Илья Ильф и Евгений Петров описали в своём произведении «12 стульев» Ялтинское землетрясение в Крыму, правда довольно гротескно. Вот что сказано о крымских похождениях Остапа Бендера в погоне за стульями: «...Раздался третий удар, земля разверзлась и поглотила пощажённый первым толчком землетрясения и развороченный людьми гамбсовский стул». Можете посмеяться над концессионерами, но не принимайте этот эпизод как вполне реальный. 11 сентября 1927 г. в Крыму действительно произошло сильное землетрясение, эпицентр которого располагался примерно на 30 км южнее берега, в Чёрном море. В Ялте, где концессионеры охотились за стулом, сотрясения от главного ночного толчка не превысили 8 баллов. Действительно, обваливались скалы в горах и возникали трещины, но в эти трещины едва вошла бы ножка или спинка стула. Утром, при третьем толчке, достигшем 6—7 баллов, трещины, вероятно, только слегка раскрылись. А вот впечатления жителей Ялты, очевидцев того же землетрясения: «Слышались продолжительный подземный гул и грохот, постепенно усиливавшийся, ощутились три значительных толчка с последующим колебанием почвы в течение 8—10 с; в домах двигалась мебель, дымовые трубы на некоторых крышах повреждены, в стенах возникли трещины; кое-где обвалилась каменная ограда; в окрестных горах произошли обвалы, в родниках замечено увеличение притока воды».

Впрочем, Остап Бендер допускал ради красного словца и 50-балльное землетрясение. Он явно не знал, что и 11—12 баллов достаточно, чтобы уничтожить творения рук человеческих.
Как определить силу землетрясения, если очевидцев не оказалось или все они погибли? Шкала интенсивности, которую разработали сейсмологи, предусмотрела разные случаи и разные признаки. Используются в основном четыре группы признаков: ощущения людей, перемещение предметов, степень разрушения строений и, наконец, изменения природы.

Для самых сильных землетрясений — 10, 11 и, наконец, 12 баллов — используют в основном следы на местности. Для сильных землетрясений — от 7 до 10 баллов — больше сведений поступает о повреждениях и разрушениях домов, мостов и т.п., ну а об умеренных и слабых землетрясениях от 3 до 7 баллов обычно судят по поведению людей и перемещениям предметов.

Лучше всего, конечно, использовать все четыре группы признаков. Опираться в определении силы толчков только на ощущения и рассказы людей ненадёжно. Очевидцы, особенно неопытные, обычно преувеличивают силу землетрясения. Поэтому сейсмологи опрашивают многих и стараются выяснить действия людей и перемещение предметов вокруг.

И всё же оценок порой недостаточно. Главный недостаток такой шкалы интенсивности в том, что инженеры и строители не могут её использовать. Им нужны физические данные о колебаниях — ускорение, период колебаний, амплитуды, спектры. Поэтому одновременно разрабатываются шкалы, в которых удаётся соединить оценки в баллах с физическими величинами, определяемыми с помощью инструментов.



Постоянная ссылка на страницу: http://pochemy.net/?n=1388